На главную Написать письмо Поиск Карта сайта

Александр Бабенко

Пресса

Александр Бабенко: «Нужно быть вдохновлённым всегда. Нет музы? Вообрази!»
12.08.2000
Александр Бабенко: «Нужно быть вдохновлённым всегда. Нет музы? Вообрази!»
Саша, каковы были причины твоего отъезда из Одессы? Ты ведь был и попу­лярен, и любим, и востребован.

Тогда я работал в Одессе сразу в двух театрах (музкомедии и оперном). Это было нелегко. Денег не хватало. Подоб­ный труд требует много калорий и боль­ших затрат энергии - нужно было хоро­шо питаться. К тому же, хочется носить красивые вещи и ездить не на троллейбу­се, а хотя бы на маршрутке. Времени все­гда мало, жалко убивать его в транспор­те. Красиво сказал поэт Эдуард Асадов: «Пол человеческой жизни уходит на сон, транспорт и еду.» Время - это деньги, по­мимо всего прочего. На Международном конкурсе артистов оперетты имени Миха­ила Водяного, где я стал лауреатом, одес­ситы познакомились с театром из Ново-уральска (он тогда увёз несколько при­зовых мест). Я получил приглашение в нём работать. Сначала не принял его всерьёз, а потом прошло время, я подумал и ре­шил попробовать. Да, это очень далеко, но этот театр был мне интересен. Когда я познакомился с главным режиссёром, ба­летмейстером и педагогом по вокалу, по­нял, что это те люди, у которых я смогу очень многому научиться, и общение с ними будет для меня однозначно полез­ным. В Новоуральске мне создали все ус­ловия для профессионального роста, ра­боты и нормального быта. Дали квартиру и самую высокую актёрскую ставку. Сам театр, хоть и не велик по своим размерам, очень своеобразен и творчески богат. Там есть все условия для экспериментов (даже своя студия звукозаписи). Главное, что там я мог соединять и реализовывать всё, на что потенциально способен как артист. В Одессе у меня было меньше возможно­стей принимать участие в концертной де­ятельности. А тот театр много работал в концертном режиме. Таким образом, на сцене я мог использовать все свои твор­ческие ресурсы танцора, вокалиста, акро­бата и драматического актёра.

А непосредственно в спектаклях те­атра ты был занят?

Да. Мой дебютный спектакль там - это «Холопка» - одна из самых моих любимых работ вообще. Хотя мне было не­множко сложно, я всё-таки артист бале­та, а в этой роли было много драматичес­кого.

Как легко ты сходился с людьми в чужом городе, где никого не знал? Всё-таки - Урал, и в нём, конечно, своя специ­фика, население там, наверное, несколь­ко другое?

Там люди удивлялись: «Как ты мог из Одессы к нам приехать? Сюда ведь ссы­лали раньше!» Меня влекло искусство, работа. Балетмейстер, при её классиче­ском образовании, знала очень много со­временных стилей: джаз, модерн, степ, хип-хоп и т.д. При этом она отлично ори­ентировалась в народных танцах, а это мой любимый жанр. Мы очень подружи­лись - и творчески, и по-человечески. Театр оперетты Урала обладает больши­ми материальными ресурсами и имеет широкие возможности для постановки разных стилей современного танца, кото­рые мне хотелось познать. Кроме того, у меня появилась возможность заниматься вокалом. Я уехал туда, где можно было себя совершенствовать. С Одессой я теп­ло попрощался и оставил за собой воз­можность вернуться. Меня здесь благо­словили.

А не возникало у тамошних артистов каких-либо негативных эмоций, связанных с твоим приездом: зависти, ревности, при­ехал, мол, мальчик из солнечного города и что-то слишком ярко засветился?

Не знаю, по крайне мере, я не заме­тил. Когда я работаю, меня ничего не интересует. Главное, чтобы получалось то, что ты делаешь, а остальное - второсте­пенно. Там у меня осталось много друзей - и артистов, и поклонников. Одесса -исключительный город, и общение меж­ду людьми здесь особенное. Но наш юмор не всегда принимается где-нибудь в дру­гом месте. Трудности были у меня с этим порой. Начинаешь по привычке шутить, кого-то разыгрывать и нарываешься на грубость. Так что, потом я старался филь­тровать свои шутки.

Ты, вообще, по натуре независимый индивидуалист. Можешь ли ты сказать, что смог бы жить везде?

Ну, если я мог жить на Урале, то, на­верное, теперь смогу и везде. (Смеётся). Если серьёзно, я смог бы жить только там, где есть искусство и интересная работа, связанная с ним.

Помню, когда ты вернулся с гастро­лей из Барселоны, было столько эмоций, восторга. Ты ещё тогда сказал, что это самый рок-н-ролльный город в Европе...

Да. Там тогда выступала моя люби­мая группа «Extreme», только с разницей в несколько дней с нашим пребыванием в этом городе. Я стоял перед афишей и про­сто плакал.

Не было ли у тебя предложений ос­таться работать в дальнем зарубежье?

Были, и в разные страны, но меня не удовлетворяли условия - или финансо­вые, или творческие. Конечно, начинать надо с малого и, может, я был не прав или просто чего-то боялся.

А в каких-то заоблачных мечтах где бы ты хотел поработать?

Трудно сказать. Я ездил во многие страны, но ещё не был в Америке. Я ведь мюзикловый артист, а родина этого жанра — Соединенные Штаты. Короли мюзикла -американцы. Хотелось бы попасть туда, но не могу сказать, что у меня есть такое устремление и серьезные планы на этот счет

Расскажи, как случилось, что ты по­пал в Первопрестольную?

Сел на поезд и приехал. (Смеётся).

Не может бытъ, что всё так просто.

Так и было.! Но с новоуральским теат­ром мы несколько раз выезжали на га­строли в Москву. Я присматривался к этому городу, узнавал всякие тонкости — артистические, театральные. Просто я понял на каком свете» нахожусь, чего «стою» и что мн можно на данном эта­пе предпринять.

Там в Новоуальске ты тоже «тепло попрощался»? На тебя не обиделись?

Да вроде нет. Всё получилось на­столько быстро Я пришёл, сказал, что заключил контракт и мне нужно ехать. Всё было честно, потому что изначально я договаривался директором театра о ра­боте на год. А пробыл полтора.

Итак, ты сел на поезд и приехал в Москву. Что было дальше?

Дальше, в принципе, всё было просто. Главное, встать на рельсы, оттолк­нуться и поехать. Опыт работы, всё прой­денное стали моей визитной карточкой. Я показался в Москве везде, где только воз­можно (фотография, которую вы имеете возможность видеть, лежит сейчас в ре­зервах киностудии им. Горького. - авт.). И вот тернистая дорога поисков привела меня в нашумевший и популярный сей­час мюзикл «Метро».

О, это там, где наш мегагениальный Филипп Киркоров роль исполняет?

Да, только там, помимо него, участву­ют и другие прекрасные и знаменитые артисты. Бюджет этого мюзикла - около 1,5 миллионов долларов, он самый доро­гой за всю историю России. Этот спек­такль - мюзикл настоящий, до него ниче­го такого уровня в этом жанре не созда­валось у нас. И вот сейчас я там.

А в каком качестве ты там выступа­ешь?

Я танцую в балете. Там смешаны раз­ные современные стили: рэп, блюз, хип-хоп, рок-н-ролл, степ. Описывать спек­такль сложно, его надо видеть, он зрелищ­ный. Там интересный сюжет о том, как наша современная молодёжь пытается найти себя и сталкивается со всевозмож­ными трудностями. Действие происходит под землёй - в метрополитене. Это спек­такль о том, как надо дружить. Герои спус­каются в метро, общаются, танцуют, поют. Их дружба - это призыв к добру. Жизнь там - наверху - сложна, а в метро они на­ходят радость общения, взаимопонима­ние. У них под землёй происходит всё самое хорошее, романтическое. Они уходят в конце концов наверх - участвовать в на­стоящем мюзикле. Киркоров, кстати, иг­рает режиссёра, который находит ребят.

Чем ты занимался в Москве, помимо участия в «Метро»?

Я успел отработать в антрепризе с Российским национальным оркестром в спектакле «Орфей». Это драматический спектакль, я там изображаю фурий. Мы дали два концерта в театре Останкино - в Шереметьевском дворце. Стоя в этом зда­нии, я оглядывался вокруг и думал: «Боже, здесь же много лет назад выступали наши предки, великие русские крепостные ак­тёры. Начиналось-то всё с них... А сейчас я стою на этой сцене, значит, являюсь продолжателем их дела». Я люблю подоб­ные ощущения.

Саша, ты работаешь фанатично, это известно всем, кто тебя знает. Одна обы­вательница как-то о тебе говорила:«Бе­гает в 6 утра голый по пояс в январе ме­сяце на стадион! Он же сумасшедший!» Тебя не обижает такое отношение людей к похвальному стремлению самосовер­шенствоваться?

Часто я работаю больше положенно­го. Могу и 24 часа в сутки быть активно занят. В этом я подражаю людям, кото­рые меня восхищают. Я же не первый! А что касается отношения людей, по-раз­ному бывает. Как говорят:«Сытый голод­ного не понимает». Да, многие удивляют­ся: «Как это он так работает?» Немного обижает то, что люди постепенно начи­нают принимать это как должное. Я же прилагаю большие усилия, переступаю через усталость, физическую боль и соб­ственное сопротивление. Поднять себя в 6 утра после вечернего спектакля для но­вых физических нагрузок - это ведь очень сложно. Но себя надо закалять!

Когда-то, ты учился играть на гитаре и вообще всегда чем-то был увлечён и занят, помимо основной работы. Куда сей­час направлена твоя разноплановая твор­ческая неугомонность?

Нужно уметь себя отвлечь от основ­ной работы, во избежание перегрузок. Жизнь нужно уметь разбавлять. Гитара - мпй любимый инстоумент. Я ведь в детстве мечтал стать рок-звездой. Да, брынькать я как-то научился. Гитара для меня - своеобразный наркотик. Можно сказать, что все увлечения сейчас мне заменила учёба. Я закончил 1 -й курс Ека­теринбургского театрального института на отделении «актёр драмы и кино».

Успеваешь ли ты, Саша, читать книги, смотреть фильмы, ходить в театры?

Да, стараюсь. В Москве я посмотрел достаточно большое количество спектак­лей в разных театрах. Телевизор практи­чески не смотрю. Сейчас, как никогда, люблю читать книги - институт стимули­рует. Люблю историю.

Должен ли творческий человек посто­янно находиться в состоянии влюблённо­сти, чтобы ярко и полноценно выражать себя, ты как считаешь?

Нужно быть вдохновлённым всегда. Никого не волнует, есть у тебя сегодня муза или нет. Нету - вообрази! Для меня, чтобы там ни было, каждый выход на сце­ну - это уже трепет, чувства, энергия, лю­бовь... На сцене я забываю обо всём, что остаётся в жизни.


Работа и Отдых №27(83)
Татьяна Гвоздецкая
Смотрите также:
"КОНЁК - ГОРБУНОК"